Mice news

Industry news, interviews with experts, editorial

Интервью с Евгением Былым, Директором по развитию SOLBY, молодой российской и очень амбициозной mice-компанией

О рынке, его перспективах и еще не занятых нишах..

С.Л. Как Вы оцениваете развитие рынка MICE в России в настоящее время?

Е.Б. Оцениваю положительно, потенциал расширения у этого рынка в России колоссальный. Сухая статистика: российский рынок MICE демонстрирует уверенный рост, который, по разным оценкам, до 2013 года колебался от 7 до 10% в год. Это примерно в 3 раза выше темпов роста экономики России в 2012 г. Если провести аналогию с развитыми странами, где сегмент делового туризма (в него принято включать и MICE) составляет около 1,5% ВВП, российские 0,3% указывают нам на впечатляющие перспективы развития для сегмента business travel в общем и индустрии встреч в частности. Уверен, об устойчивой динамике рынка большинство читателей осведомлено, проведено множество исследований, поэтому перейдем к изучению ситуации «в поле».

У любой блестящей монеты есть оборотная сторона, так же и с перспективными рынками. На оборотной стороне растущего MICE-рынка мы увидим поле с граблями и приличное количество отважных энтузиастов, проверяющих свои лбы на прочность. В этом и есть азарт работы в растущих рынках – лавировать между угрожающим садовым инвентарем. Давайте на время остановим прогулку по «минному полю» и попробуем разложить эти грабли по полочкам сарая. Что мы увидим?

Первое и основное – стихийность. Сколько бы вам не говорили о долгосрочной стратегии в нашей стране, еще и на таком подвижном рынке, как MICE, это лукавство. Агентства четко придерживаются позиции извлечения прибыли в краткосрочной перспективе, независимо от масштаба их деятельности. Казалось бы, более перспективным является всеобщее объединение усилий и повышение культурного уровня рынка, что сделает его более прозрачным, надежным и привлекательным для широкого круга заказчиков, даже для тех, кто до настоящего момента даже и не думал пользоваться MICE-услугами. Но в России получение высокой сиюминутной прибыли уже возведено в национальную традицию, потому как люди живут в перманентной неопределенности и неуверенности в завтрашнем дне. Качественный скачок произойдет в тот момент, когда на рынке сформируется устойчивая прослойка лидеров, берущих на себя ответственность за рискованные решения по разумному регулированию рынка, в ряде случаев граничащими с самопожертвованием в лице агентств, живущих в старой модели развития бизнеса. Пока мы видим очевидную раздробленность и хаотичность, несмотря на присутствие ряда международных игроков. И я не думаю, что в ближайшие 5 лет ситуация коренным образом изменится.

Со стороны заказчиков ситуация аналогичная: их собственные рынки в той же степени нестабильны и переменчивы, поэтому компании часто организовывают мероприятия спонтанно, принимая положительное решение о их проведении в последний момент, чтобы оттянуть момент оплаты, перестраховаться. Каждому из нас уже стал родным ответ «вчера» на вопрос о сроках предоставления коммерческого предложения. Конечно, с постепенной адаптацией в России таких понятий, как стратегическое планирование и корпоративная культура, не только в подразделениях транснациональных корпораций, но и национальных компаний, все чаще не только утверждаются годовые планы MICE-мероприятий, но и даже пробиваются ростки SMMP (Strategic Meetings Management Programm). Заказчики отлично осведомлены о том, как заблаговременная организация мероприятий и обоснованные лимиты экономят их средства и повышают качество мероприятий, но от российской действительности не убежишь. Приходится маневрировать между краткосрочным планированием, бюджетными ограничениями и качеством.

Второе – низкий уровень деловой культуры. Взаимоуважение и деловая этика никак не уживаются с приоритетом «быстрой» прибыли или наиболее поздних затрат. Либо человеческие отношения, либо высокая маржа. Либо человеческие отношения, либо дайте 100% постоплату. Не думаю, что наш рынок в этом сильно отличается от других отраслей отечественной экономики. Это состояние общества. И чтобы не уходить в кухонную демагогию о судьбе Родины, я бы сказал, что здесь все будет меняться в лучшую сторону с ростом сознательности и культурного уровня активной прослойки населения, что худо-бедно, да происходит.

Третье – диктат со стороны заказчиков, порожденный двумя предыдущими причинами. Эту тему не поднимал разве что ленивый. Слепой демпинг ряда игроков рынка привел к парадоксальному перекосу: корпорации с миллиардными оборотами проводят мероприятия в кредит за счет средств компаний, объем деятельности которых в сотни и тысячи раз меньше. Можете представить подобное на рынке Западной Европы, где организация мероприятия ведется на условиях полной предоплаты? Вряд ли. Многие заказчики считают, что таким образом они контролируют качество услуг. Держу пари, они просто не подозревают, что блестящий гала-ужин ежегодной конференции их компании был на волосок от провала, когда загнанные в угол отсутствия оплаты представители отеля погрозились отключить свет, если MICE-агентство не произведет оплату по счетам. Почему так происходит? Потому что не понимают, что никто не будет платить за мероприятие свои деньги. Эти риски оплаты делегируются MICE-агентствами дальше по цепочке, пока они не упрутся в поставщика услуг, который одним щелчком выключателя может похоронить ваше мероприятие. Риск провала MICE-мероприятия – это катастрофа для имиджа заказчика, которая несопоставима с несколькими месяцами отсрочки платежей. И в развитых странах к этому выводу, к счастью, пришли. Теперь и наш черед. Идея, как говорится, витает в воздухе. Все со временем выправится, т.к. сегодняшнее положение дел попросту неестественно. Этому существенно поможет налаживание мирного диалога между заказчиками и MICE-агентствами в рамках профессиональных семинаров, круглых столов, форумов. И экономический кризис тоже поможет, как бы ни тяжело это звучало.

Четвертое – недостаточный уровень квалификации специалистов. Если бы MICE-рынок был подводной лодкой, в его корпусе бы зияла пробоина, несовместимая с жизнью морского судна. И эта пробоина – образование. Тем не менее, рынок нашел, чем эту пробоину заслонить: специалисты в индустрию встреч попадают все чаще не из туризма, а из торговли, маркетинга, управления персоналом, художественных профессий и не бог весть откуда еще. Ведь самое важное здесь – это организаторские способности, вовлеченность в процесс и добросовестность. Остальному люди часто учатся «по пути». Мы так выращиваем менеджеров с нуля. Я и сам по образованию финансист и переводчик, но со студенческих пор занимался организацией мероприятий и event-маркетингом. Рынок жаждет большего количества образовательных инициатив: в виде специализации на туристических специальностях, корпоративных тренингов, онлайн-семинаров, дистанционного образования, специализированной литературы от признанных практиков индустрии встреч, грантов на повышение квалификации, раз уж в течение 8 лет в рамках Федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ на 2011-2018 годы» на развитие туризма в России государство планирует выделить 100 млрд рублей.

Пятое – угасание импульса. Мы очень часто получаем запросы, в которых ничего не говорится о задачах, поставленных перед мероприятием. О результате, который заказчик хочет получить от своей MICE-активности. Часто менеджер мероприятия не знает, зачем это мероприятие нужно, ему просто поставили задачу реализовать. И… импульс укрепления отношений с деловыми партнерами, продвижения продуктов, сплочения команды, поиска новых горизонтов развития, который должен передаваться мероприятию в том числе и через решения MICE-агентства гаснет по пути к менеджеру заказчика. А мы получаем в виде брифа набор технических требований и, в лучшем случае, запрос на скрепление мероприятия «красной линией» креативной концепции. Уверен, что в будущем заказчики, которые будут уделять больше внимания задачам мероприятия, вплетать в мероприятие ценности и философию бренда, получат на выходе более эффективные и яркие MICE-мероприятия, которые смогут по праву называться MICE-событиями.

Если вы еще не заскучали от моего монолога, обозначу тренды на ближайшие 5 лет, которые я считаю наиболее существенными для MICE-рынка России: активное внедрение IT-решений и автоматизация, повышение прозрачности условий и процессов организации мероприятий, слияния и поглощения среди MICE-агентств и TMC различного масштаба, повышение уровня квалификации специалистов, усиление напряжения во взаимоотношениях исполнителя и заказчика относительно финансовых условий сотрудничества.

С.Л. Существуют ли свободные рыночные ниши. Считаете ли Вы их перспективными для себя?

Е.Б. Кто ищет, тот найдет. Свободные ниши на рынке всегда есть, насколько насыщенным бы он ни был, а MICE-индустрия далека от насыщения. Результаты наших исследований, проведенных летом этого года, стали тому подтверждением, поэтому мы сейчас активно расширяемся по одному многообещающему направлению. Эту информацию я не могу раскрыть по понятным причинам. Кроме того, застойное состояние российской экономики расширяет простор для деятельности. Я вообще давно жду экономического явления, схожего с Великой депрессией в США, быть может оно станет тем самым жареным петухом, который клюнет и заставит всех очнуться, шевелиться, развивать страну, отрасли, рынки, создавать новое. Серьезный кризис – это фильтр, отсеивающий неэффективные системы, механизмы и организации, оставляя их на обочине. В этом отношении я всегда разделял мнение людей, которые говорят, что кризис – это время перемен, а не проблем. Нужно лишь понять, находишься ли ты в вагоне или локомотиве поезда, отправляющегося в поисках перемен, или стоишь на перроне и наблюдаешь за его отбытием.

С.Л. Вы позиционируете свою компанию как "лаборатория", какой философский и коммерческий смысл в этом заложен?

Е.Б. Лаборатория – это студия, в которой производится синтез новых веществ из простых элементов, где из деталей собираются механизмы, где из сумасшедших идей вырастают технологии, меняющие наше представление об окружающем мире. Лаборатория окутана некой магией, со стороны может быть непонятно, что там вообще происходит. Дух творчества и атмосфера стартапа – это то, что отличает лабораторию от любой другой организации. Здесь люди занимаются любимым делом и порой не обращают внимание на то, что рабочий день подошел к концу.

Это про нас. Позиционируя себя как лабораторию, мы стремимся поведать окружающему миру о нашем умении из отдельных элементов создавать интегрированные решения, которые работают. И делать это с душой. С этим органично переплетен и наш «лабораторный» слоган: «SOLBY - катализатор вашего успеха». Он представляет нас в качестве одного из ингредиентов динамичного развития.

Коммерческий смысл? Доверие, надежный двусторонний контакт с заказчиками и партнерами, что позволяет нам создавать более комфортный и продуктивный климат в рабочих группах. Если выстроена коммуникация, это уже 50% успеха проекта. Доверие – это то, с чего необходимо начинать мероприятие. Без доверия время тратится на бесконечные торги, изнуряющие переговоры по пустякам. На нашем опыте бывали случаи, когда заказчик оставлял свое мероприятие без креативной концепции, потому что на ее проработку просто не осталось времени из-за ежедневной фанатичной борьбы за то, чтобы «ужать» цены по некоторым позициям сметы на пару рублей. Мы боремся за то, чтобы быть с заказчиком на одной стороне, а не перестреливаться из окопов. Одни крутят пальцем у виска, считая нас ненормальными, другие доверяют нам свои проекты, избавляясь от головной боли. И каждый из них по-своему прав. В этом соль и немножко перца нашей философии.

С.Л. Расскажите какой Вы создаете продукт, является ли он инновационным, и как на него реагирует рынок?

Е.Б. Наш единственный продукт – MICE-услуги. Грубо говоря, мы занимаемся организацией корпоративных встреч, направленных на стимулирование развития участников этих самых встреч. Нас это характеризует как MICE-агентство в его традиционном виде.

Если наш продукт классифицировать по виду мероприятия, то вы получите услуги по организации и проведению встреч (meetings), инсентив-туров (incentives), конференций (conferences) и участия в выставках (exhibitions). Подобное содержание MICE-продукта можно встретить в терминологическом справочнике Международной ассоциации конгрессов и конференций (International Congress and Convention Association, ICCA). Прошу обратить внимание, что на последнем месте именно выставки (exhibitions), а не события (events). Для меня остается загадкой, кто первым решил приплести к индустрии встреч события, перед которыми ставятся несколько иные задачи (развлекательные или маркетинговые). Вероятно, это произошло в тот момент, когда в России только начали пользоваться набирающей популярность аббревиатурой MICE, а знание английского языка еще оставляло желать лучшего, что не позволяло изучать зарубежные первоисточники. Так появились экзотические формулировки вроде «MICE-туризм», рожденные туроператорами и слово «Events» в качестве составного элемента MICE, что было стремлением событийных агентств диверсифицировать деятельность. Сегодня туристическая, MICE и событийная сферы столь тесно переплетены, что границы между ними уже безвозвратно смазались. Это хорошо, потому что MICE-мероприятия требуют серьезной логистической подготовки, в чем преуспели travel-компании, и эмоциональной составляющей, в подготовке которой нет равной ивентщикам. Взаимопроникновение сфер ускоряет обмен опытом.

Об инновационности хотелось бы сказать, что MICE мы не изобретали, поэтому сам продукт не новый, а вот подходы к его созданию на рынке сильно отличаются. Производство MICE-продукта переходит на конвейерный принцип, который лишает мероприятие души. Человеческий фактор, от которого всеми силами стараются избавиться, и есть то, что лежит в основе сильных мероприятий: креативные идеи, высокая вовлеченность менеджера проекта в работу, настоящее персональное обслуживание.

Поэтому наша инновационность в этой плоскости – это понимание баланса между технологиями, оптимизирующими финансовую составляющую мероприятия, и важностью человеческого фактора, насыщающего мероприятие энергией и эмоциями, которых людям так не хватает в бешенном ритме городской жизни и карьеризма.

С.Л. Есть ли у Вас персональная мечта, которую Вы хотите реализовать?

Е.Б. Мечты нет, есть цели разного масштаба, к которым я двигаюсь. Из глобальных – это со временем запустить механизм, который поможет людям реализовывать свой потенциал, воплощать смелые идеи. Не в инвестиционных целях, в других. О них расскажу ниже.

В моем понимании мечта – это некое значимое событие в жизни, которое человек ассоциирует с долгожданным счастьем. «Я получу диплом и буду счастлив», «Я заработаю миллион и буду счастлив», «Я выйду замуж и буду счастлива», «Я полечу в космос и буду счастлив». И порой эпохальная значимость этого события диктуется достаточно узкой зоной нашего комфорта и страхами из серии «А вдруг не получится?» или более изощренными вроде «А что же я буду делать, когда мечта сбудется?». Здесь же приведу цитату: «У 93% людей, есть мечта, которую можно исполнить до конца недели, а они делают из неё мечту всей жизни». К сожалению, не знаю автора, и почему именно 93%. Искренне надеюсь, что это не связано с исследованиями британских ученых. На мой взгляд, это отражает действительность.

Мое счастье не ассоциировано с мечтами и событиями. Для меня счастье не на следующей ступени, а в уверенности, что поднимаюсь по правильной лестнице. Наслаждение от самого процесса движения к цели. Состояние души, а не разовое впечатление. Я счастлив, когда я делаю нечто полезное для людей, когда создаю новое, когда мое существование кому-то приносит пользу. Иначе, зачем мы все здесь?

Редактор mice.ru Светлана Луговая